Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

kontakto

измена

в моём далёком детстве, была пластинка, гибкая и синяя, которая подорвала моё мировосприятие изнутри.
выгядела она так


и хочу чтобы вы почлушали ключевую композицию к ней. разве мог я - октябрёнок, устоять против идеологического вторжения...

kontakto

разные интересы

мне интересно на каком уровне она в шахматы играет, а она жопу мне показывает. это для того чтобы потом пожаловаться на сексизм?
kontakto

сексуальное насилие

https://zen.yandex.ru/media/pelmenchegg/liubaia-mogla-vstat-i-uiti-no-predpochla-nasilie-za-chto-harvi-vainshteina-posadili-na-23-goda-5e993817d680b22c3e2b8e71
а я не такой. меня ещё надо добыть... и если поставить камеры наблюдения, то они явно покажут, что выебали меня, а не наоботрот. и вообще это такая гадость... лучше в читальный зал сходить. жаль закрыто сейчас.
вот Джонни Депп - молодец, подстраховался. от этих баб всего можно ожидать
kontakto

промо

жаловаться на разнополых шлюх, которые вылазят у нас в "промо", как я понял, бесперспективно. может заходить к ним и обкладывать хуями под настроение? или это только повышает рейтинг шлюхи?
kontakto

работа(с)

Ненавижу, когда люди работают. Поэтому, когда в публичном доме передо мной выстраивают человек пять улыбающихся  девушек в купальниках, я сразу трезвею и у меня портится настроение. Проституция - квинтэсенция работы. Хочется всех освободить.
Может мне принять участие в каком-нибудь национально-освободительном движении?
Только нужно обязательно погибнуть, чтобы не видеть плодов победы... Ещё хорошо, когда тебе памятник ставят и весной на твою могилу приходят пионеры возлагать цветы.

А может мне барменом стать? Люблю же я кормить птичек. Переживаю насыпано ли у них.
И тормоза вроде пока работают.
kontakto

рабство капитализма. надо помнить

Труд - это все. Труд - это и оправдание и спасение. Вам не понять того чувства гордости, какое испытывал я после тяжелого дня работы, когда дело спорилось у меня в руках. Теперь, оглядываясь назад, я и сам не понимаю этого чувства. Я был наиболее преданным из всех наемных рабов, каких когда-либо эксплуатировали капиталисты. Лениться или увиливать от работы на человека, который мне платит, я считал грехом - грехом, во-первых, по отношению к себе и, во-вторых, по отношению к хозяину. Это было, как мне казалось, почти столь же тяжким преступлением, как измена, и столь же позорным.

Короче говоря, мой жизнерадостный индивидуализм был в плену у ортодоксальной буржуазной морали. Я читал буржуазные газеты, слушал буржуазных проповедников и восторженно аплодировал трескучим фразам буржуазных политических деятелей. Не сомневаюсь, что, если бы обстоятельства не направили мою жизнь по другому руслу, я попал бы в ряды профессиональных штрейкбрехеров...